Битва диванных войск

Русский пропагандистский плакат “Беседа подъ Царьградомъ”. 1914 год

Русский пропагандистский плакат “Беседа подъ Царьградомъ”. 1914 год

Чем занимались пропагандисты, провокаторы и дезинформаторы на полях сражений Великой войны

Первая мировая война вошла в историю не только невиданной бойней на полях реальных сражений, но и первым в истории человечества опытом проведения масштабных пропагандистских баталий — за умы солдат и простого населения. Именно Великая война показала, что информационное оружие порой может быть ничуть не менее эффективным, чем винтовки и пушки. Именно тогда были отработаны все нынешние основные приемы ее ведения — манипулирование и жонглирование информацией, ее цензурирование, распространение «дезы», провокационных и деморализующих слухов и пропагандистских штампов. Именно поэтому Первая мировая стала и Первой полноценной информационной войной, в которой, кстати, Германия также потерпела поражение.

«Подлежащая распространению вера»

Именно так переводится сам термин «пропаганда» — не надо глубокого знания, не надо конкуренции разных источников информации, споров и столкновений разных взглядов. Достаточно просто верить: что, например, все немцы — садисты, или что все русские — безграмотная деревенщина, что суверенитет Бельгии — «клочок бумаги», или что Проливы (Босфор и Дарданеллы) — «исконно русская земля». И с этим жить. А всякого сомневающегося объявлять «национал-предателем».

Первыми серьезное значение пропаганде стали придавать немцы, хотя впоследствии их опыт, как и в случае с применением отравляющих газов, переняли все враждующие страны. А к концу войны уже и сама Германия подвергалась первоклассной пропагандистской обработке, организованной английским бароном и издателем первой массовой газеты «Daily Mail» Альфредом Хармсвортом Нортклиффом под руководством министра информации и тоже крупного издателя Эйткена Уильяма Бивербрука.

Альфред Хармсворт, граф Нортклифф. 1915 год. Библиотека Конгресса США

Бюро военной пропаганды в Великобритании, деятельность которого довел до совершенства Нортклифф, появилось уже в сентябре 1914 года и под его эгидой работали такие мастера слова как Редьярд Киплинг, Герберт Уэллс, Артур Конан Дойль. Достаточно вспомнить, например, талантливый, но явно пропагандистский рассказ последнего «Его прощальный поклон» про Шерлока Холмса и снятые по его мотивам последние серии фильма о сыщике с Бейкер-стрит с Ливановым и Соломиным в главных ролях. Рассказ этот был впервые опубликован в 1917 году, а сам Конан Дойль, кстати, в 1914 году в возрасте 55 лет пытался записаться добровольцем на фронт.

К лету 1915 года бюро выпустило более 2,5 млн экземпляров книг, записей речей, официальных документов и листовок. Кроме того, появились и первые кинофильмы о войне. Одним из примеров может служить кинолента «The Battle of the Somme», вышедшая на экраны в августе 1916 года, когда сама битва еще не была окончена. «Таймс» от 22 августа так описывала киносеанс: «Многочисленная аудитория была возбуждена реалиями войны, представленными ей столь ярко, что женщины порой закрывали глаза, не в силах видеть трагедию сражения, изображенную в фильме; мнение, которое, вероятно, разделяют все — весьма разумно, что люди могут взглянуть на то, что делают наши солдаты, за что борются и страдают».

Впрочем, в Первую мировую войну в пропаганде использовалась и в прямом смысле «вера», то есть религия. В частности, после вступления в Первую мировую войну Османской империи на территориях нынешнего Казахстана и Средней Азии распространились такие воззвания: «Мусульмане! Царствующий над нами халиф ислама — турецкий султан ведет войну с Россией и другими ей союзными государствами. Каждый мусульманин должен сочувствовать этой священной войне Султана и обязан начать немедленно жертвовать деньги на ее нужды и во благо всего мусульманства. А тот, кто не в состоянии жертвовать, должен сам встать в ряды сражающихся против неверных… Настало время освобождения от власти гяуров-русских…»

Германскими агентами в среде среднеазиатских народов распространялись также слухи о поражениях российских войск, а самые малые успехи германских и особенно османских войск безудержно восхвалялись.

Различие в вероисповеданиях использовалось турками и в качестве одного из оправданий уничтожения армян, ассирийцев и понтийских греков. Действительно во многом сочувствовавшие России христиане именовались «опасными микробами» и животными. Главным пропагандистом такой политики был доктор Мехмет Решид, губернатор Диярбакыра (город и район на Юго-востоке Турции), распорядившийся прибивать подковы к ногам депортируемых армян. Также турецкие врачи-изуверы ставили медицинские опыты над живыми людьми (теми же армянами), пытаясь изобрести вакцину от тифа.

Подробнее

Читать еще

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий