Россия – Турция: точка бифуркации?

4 октября 2014 года в силу вступил мандат Великого Национального Собрания Турции на проведение военных операций вооруженными силами, который был принят 2 октября того же года. Данное разрешение касается участия военных в борьбе против боевиков организации «Исламское государство» (ИГ).

Президент Республики Реджеп Таййип Эрдоган на заседании Генеральной Ассамблеи ООН подчеркнул, что террористические методы не совместимы с религией. Политик отмечает, что «мусульманин не убьет мусульманина».

Сложившаяся ситуация создает тенденцию к поиску альтернативных решений и позволяет идти на уступки субъектам мировой политики. Наиболее показательным примером является смягчение позиции США к Ирану. Этот тренд может повлиять на связи между Россией и Турцией.

После распада СССР исчезли идеологические барьеры для развития двухсторонних отношений между Российской Федерацией и Турецкой Республикой. Начался процесс сближения двух государств по целому ряду вопросов, но приоритет отдавался экономическим. Новые международные реалии способствовали взаимному улучшению отношений и развитию многопланового сотрудничества между странами. На данный момент между ними существуют отношения стратегического партнерства. В стране полумесяца и звезды на официальном уровне Россию перестали называть врагом. Ее убрали из списка потенциальных угроз национальной безопасности Республики — так называемой «Красной книги» («Kırmızı Kitap»).

Анкара стремится вести независимую внешнюю политику, которая выражает интересы, прежде всего, турецкого государства. Доказательством этого является доктрина «Ноль проблем с соседями», которая во многом раздражает наиболее крупного союзника — США. Поводом для такой реакции стал характер стратегии, которая предполагает самостоятельность Турции на международной арене.

Кульминацией обострения двухсторонних отношений могут стать экономические санкции США и ЕС по отношению к России. Несмотря на заявления представителей заокеанского государства о том, что союзники должны поддерживать их решения, Турция планирует использовать сложившуюся ситуацию с пользой для себя, учитывая отрицательное торговое сальдо.Стоит отметить позицию представителей политической элиты Республики по поводу участия турецких вооруженных сил в борьбе против организации «Исламское государство». Турколог Владимир Аватков до принятия мандата на проведение военных действий против ИГ оценивал позицию ближневосточного члена НАТО как «сдержанную».

На данный момент Турция стянула свои войска к границе с Сирией, но позиции ИГ еще не обстреливала. В связи с пассивностью Правительства в Турции проходили акции протеста. 6 и 7 октября 2014 года по всей стране прошли манифестации. Граждане (преимущественно курдское население) недовольны тем, что руководство государства занимает выжидающую позицию, несмотря катастрофическую ситуацию в городе Кобани (в прессе также используют арабский вариант – Айн-Эль-Араб).

Анкара против участия турецких курдов в боевых действиях против ИГ. Туркам невыгодно их втягивание в операцию против радикалов, так как это может создаст предпосылки для дальнейшего объединения разделенного народа, что в будущем может стать серьезной проблемой для поддержания стабильности. При этом сценарии у курдов может появиться реальная возможность для создания независимого курдского государства.

Существует возможность того, что в Анкаре пересмотрят отношения с США и Россией. Для этого существует несколько причин.

Первая — стратегия вовлечения американцами новых государств в антитеррористическую коалицию вызывает критику сторонников планов Вашингтона. Например: позиция Израиля из-за заявлений заокеанских политиков, обратившихся за помощью к Ирану. Довольно показательными являются слова премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху об Иране как «о большей угрозе по сравнению с ИГ».

Вторая — неосторожная американская стратегия, представляющая опасность для Турции. Организация «Исламское государство» была создана американцами, то есть именно Вашингтон создал ту силу, которая на сегодняшний день угрожает национальным интересам Анкары.

Третья причина касается непродуманных высказываний вице-президента США Джо Байдена о финансировании боевиков Турцией.

Неоднозначным вопросом, учитывая выше сказанное, может стать статус Иракского Курдистана. Эрбиль уже заявил о готовности провести референдум по поводу выхода автономии из состава Ирака.

С одной стороны, для Турции это является перспективной проблемой, которая, возможно, вызовет дестабилизацию юго-восточных районов. Поражение «халифата», с этой точки зрения, является нежелательным, так как его уничтожение грозит появлением нового независимого государства на политической карте мира.

С другой стороны, Турция имеет влияние в этом регионе, поставляя товары собственного производства, и рискует его потерять, если США продолжат поддерживать автономию.

Примечательным является тот факт, что стремление курдов к отделению поддерживают США. Предполагается, что к этому государству присоединятся курды, проживающих в других странах, прежде всего, в Турции. Поэтому для Анкары является актуальным уменьшение влияния Вашингтона.

Исходя из этого, Турция имеет реальную возможность для сближения с Россией в политических вопросах. ИГ для Москвы является такой же угрозой, что и для Анкары. Поэтому этим государствам не следует рассматривать проблему с радикалами поверхностно.

Сегодня политика турецкого государства во многом не соотносится с американским видением мироустройства. Эффективность реализуемого заокеанскими политиками курса является спорной для турок. Использование военной базы в Инджирлике может стать камнем преткновения в достижении хороших отношений с соседями в будущем. Инициированные Вашингтоном боевые действия отразились на экономических связях Турции. Усилилась угроза безопасности в ходе популяризации радикальных идей. Все это может стать тем фактором, который создаст предпосылки для пересмотра нынешнего положения Турции в качестве союзника западноевропейских объединений – НАТО и ЕС. Директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин считает, что при данной геополитической ситуации Россия является силой притяжения для недовольных политикой Штатов. И альтернативных вариантов у таких «задумавшихся государств» не так уж и много. Китай открыто не конфликтует с США, предпочитая воздерживаться во время голосований в СБ ОНН. Но есть Россия, которая за последнее время показала, что такое переигрывать Запад.

Читать еще

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий