«Похоже, Путин отступает».

Иностранные СМИ об Украине
 
Западные СМИ продемонстрировали сдержанную радость относительно результатов президентских выборов в Украине. Персона победителя – Петра Порошенко – не у кого не вызывает неприятия, однако и бурного восторга – тоже. Перед новым президентом стоит, пожалуй, больше вызовов, чем перед всеми его предшественниками вместе. Справится ли с ними Порошенко? Немецкая газета Die Zeit  написала, что последние месяцы были для Украины самым тяжелым периодом в истории со времени Чернобыльской катастрофы…
 
«Кивеский политолог Вадим Карасев говорит, что миллиардер начнет свое президентство на руинах: «Хотя страна Украина еще существует, государство разрушено». Порошенко должен заново построить армию и полицию, по сути, также и спецслужбу СБУ. Та подорвана спецслужбой Путина ФСБ. Новый глава государства должен также построить дороги. Поездка из Львова на западе в Донецк на востоке по разрушенным дорогам с выбоинами занимает больше 30 часов. «Жители Украины слишком мало контактируют друг с другом», – цитирует политолога немецкий Der Spiegel.
 
«Если кто-то и может танцевать этот сложный менуэт, подразумевающий и расположение Европы, и непровоцирование Москвы, то это Порошенко, соглашаются аналитики и дипломаты, – пишет The New York Times. – У Порошенко есть доказанные навыки деловых переговоров, прагматичность и продолжительный опыт работы во вздорном украинском правительстве. Он был министром иностранных дел в 2009 и 2010 годах и министром торговли после того, и сказал агентству France-Presse на прошлой неделе: «Я знаю путина; у меня был широкий опыт переговоров с ним; он сильный и жесткий переговорщик».
 
«Но что думает о нем Путин, остается неясным, – продолжает американское издание. – По-хорошему, Порошенко имеет определенные свойства, хорошо выглядящие со стороны Красной Площади. У него есть связи с российской бизнес-элитой, много инвестировав там. Он известен своими паломничествами в российские православные монастыри. Его сын встретил его невестку в Санкт-Петербурге, родном городе Путина. Россия не зайдет так далеко, чтобы объявить его симпатиком нацизма, что было ее главным обвинением в адрес киевских политиков. Он, как сказал один аналитик, пожелавший остаться незазванным, видится Кремлю как «рукопожатный» – тот, кому вы хотите пожать руку».
 
Борьба за выход из тупика
 
Донецкая и Луганская области почти не принимали участия в этих выборах. «Это был день голосования в восточной столице Украины, Донецке, но длинные зеленые улицы были сплошь пусты, поскольку жители, не имея возможности голосовать на президентских выборах, сидели дома, опасаясь насилия от пророссийских боевиков. Окруженные этими пустынными улицами, демонстранты собрались на площади Ленина в центре Донецка, просторного миллионного города в сердце угольного бассейна Донбасса. Ради демонстрации силы людьми, враждебными к лидерам в Киеве, были сделаны выстрелы в воздух, в то время как мимо проехали несколько крупных грузовиков с вооруженными сепаратистами», – рассказали корреспонденты информационного агентства Reuters о сюрреалистичном митинге «против президентских выборов» в городе, где под угрозой смерти людям запретили проводить эти выборы.
 
Старания некоторых донетчан и луганчан все-таки открыть свои избирательные комиссии и участки можно смело поэтому поставить наравне с военным подвигом.
 
«Когда двое вооруженных мужчин днем четверга ввалились в маленький желтый школьный класс, который служил Инне Машенской вместо избирательного офиса, она встала и начала спорить. Но когда один из них, в солнечных очках, погладил нож, который висел у него за поясом, она прекратила говорить и передала контроль над своим избирательным участком. «Это cпор, который я не могла выиграть», – сказала она», - рассказывает  The New York Times.
 
«Машенская, работник избирательной комиссии, работала неделями, чтобы держать свой избирательный участок открытым. Она не получала ни платы, ни материалов для голосования после более раннего инцидента, когда мужчины в масках обстреляли ее офис. Поэтому она купила свою официальную книгу записей в магазине канцелярских товаров, принесла бумагу и карандаши из дома и выпрашивала ткань для занавесок над избирательными урнами. Ее энтузиазм исходил не столько из любви к демократическому процессу, сколько из страха, что ее страна может остаться без него. «Мы как чемодан без ручки – внутри что-то есть, но нет возможности куда-то это нести, – говорит психолог Машенская. – Я знаю, что мы выберем кого-то, кто принесет нам головную боль. Но если выборов не будет, мы застрянем в этом тупике».
 
«Держа боевые винтовки AK-47, мужчины в масках и камуфляже были не склонны к компромиссам, когда они ворвались в офис избирательной комиссии в Донецке в восточной Украине. Пока испуганные служащие наблюдали, пророссийские боевики растаскивали оборудование и конфисковали документы и официальные печати, нужные для проведения сегодняшних президентских выборов. «Один из них подошел ко мне и сказал: «Если ты попытаешься открыть хоть один избирательный участок, мы вернемся и выстрелим тебе в голову», – рассказывает Оксана, доброволец-сотрудник избирательной комиссии. – Это чрезвычайно важно, чтобы люди имели право проголосовать, но когда я подписывалась на это, я не думала, что должна буду рисковать жизнью», - говорится в статье британского The Times.
 
Перипетии «государственного строительства»
 
Однако давление сепаратистов произвело ровно противоположный эффект – окончательно вывело из себя местных жителей. Западные обозреватели единодушно констатировали обрушение симпатий к пророссийским боевикам в двух наиболее поддерживавшим их областях и превращение в фарс самой идеи тамошних «народных республик».
 
«Даже в Донецке и Луганске, двух очагах сепаратистской поддержки в восточной Украине, растут общественное возмущение дестабилизацией, вызванной повстанцами, - говорится в статье The New York Times. – Основные общественные службы приостановлены. Отделения банков закрыты. Люди сидят по домам, опасаясь неконтролируемых перестрелок и преступлений непредсказуемых пророссийских ультранационалистов».
 
«В прошлое воскресенье в Киеве я встретил хорошо образованную среднего возраста женщину из Донецка, которая описала новый ритм жизни в ее родном городе, когда по его улицам скитаются несколько сотен повстанцев, – рассказывает автор статьи. – По ее словам, сепаратисты получают денежные выплаты по понедельникам, поэтому в течение следующих нескольких дней в городе относительно безопасно, пока они пьют и гуляют. К четвергу, когда денег не остается, они начинают мародерствовать, грабить и совершать вымогательства, или драться друг с другом. Насилие вынудило местные предприятия завести частные службы охраны, и они, по словам женщины из Донецка, склонны сначала стрелять в вооруженных повстанцев, а затем уже задавать вопросы».
 
«Общественная поддержка мятежа была также подорвана некомпетентностью новых лидеров так называемых «Народных Республик» Донецка и Луганска, которые были созданы после сомнительных референдумов, проведенных 11 мая. Эти лидеры сделали мало помимо проведения пресс-конференций и дачи распоряжений на вылазки своим боевикам. Павел Губарев, самопровозглашенный «народный» губернатор Донецка, похоже, до недавнего времени работал Санта-Клаусом по вызову.
Теперь, с притормаживающим движением на отделение, ростом антироссийских настроений на южной и восточной Украине и украинским патриотизмом на большей части страны Путин начал дистанцироваться от сепаратистов. Он не признавал официально результатов референдумов 11 мая и предположил, что президентские выборы в воскресенье могли бы помочь стабилизировать Украину. Его конечная цель остается смутной, но на данный момент, похоже, он отступает», – предположило американское издание.
 
О «потусторонней» жизни в Донецке и настроениях жителей в Славянске написало агентство The Associated Press, статью которого опубликовала The Washington Post.
 
«Гниющий мусор собирается в коридорах правительственного здания, занятого сепаратистами на восточной Украине, - начинается она. – Телефоны, сорванные со стен, сложены на сломанной мебели и кучах старых файлов. Вонь от пота и плохих сигарет повсюду. Охранники, сутулые мужчины с пистолетами, сунутыми в карман или болтающимися в кобуре, выглядят все более скучающими. Шесть недель как они оккупировали здание, неделя, как объявили независимость от Украины. Однако власть самопровозглашенной страны едва распространяется за пределы их десятиэтажного офисного здания и нескольких хорошо вооруженных блок-постов на дорогах, ведущих от этого промышленного города в 80 километрах от российской границы».
 
«На улицах Донецка сепаратистские лидеры и их последователи встречают все больше издевок как сборище вооруженных до зубов безработных неудачников. За пределами штаб-квартиры мятежников может быть сложно найти кого-то, кто согласен с их призывами отделиться от Украины и присоединить эту часть страны – с ее поколениями этнических и языковых связей с Россией – к Москве. Донецк, самый крупный город в восточной Украине с почти миллионом жителей, имеет самое крупное самопровозглашенное правительство, со своим кабінетом министров, парламентом и дружественным к медиа лидером. У него есть флаг и пресс-служба, дающая аккредитацию иностранцам. Офис министра иностранных дел также в работе. Чего нет у этого правительства, так это страны», – констатировали в АР.
 
Как замечает автор статьи, «за исключением своего офиса, сепаратисты редко где видны в городе. При появлении на публике, как они это сделали ненадолго во вторник, спускаясь по городской улице на бронированной машине, чтобы показать свое оружие и продемонстрировать, что они удерживают порядок, их акции выглядят больше как устрашение, чем как что-либо еще. Люди нервно оглядываются по сторонам, когда говорят о сепаратистах. Некоторые критики были избиты. «Они могут преследовать вас, следить за вами», – говорит местная бизнес-леди, попросившая, чтобы ее назвали только как Анжелу. Донецкая учительница по имени Антонина рассказывает, что ей и ее семье сепаратисты угрожали смертью за то, что она состояла в местной избирательной комиссии, готовившейся к президентским выборам. По ее словам, вооруженные люди напали во время заседания и захватили все избирательные документы».
 
«В Славянске, городе в Донецкой области, где мятежники и украинские войска перестреливаются неделями, 200 озлобленных людей во вторник набросились с вопросами на командира сепаратистов, жалуясь, что повстанцы вызывали ответный огонь в направлении их домов. «Они должны прекратить этот бандитизм, чтобы тут мог быть мир!» – Говорит местная жительница Лина Сидоренко. – Сколько еще это может продолжаться? У нас была единая страна, а посмотрите, что происходит теперь».
 
«В понедельник сепаратисты созвали первое заседание своего Верховного совета, собравшись в конференц-зале своей штаб-квартиры, – продолжается рассказ The Associated Press. – Около 20 процентов группы были вооружены, чем угодно от ножей до боевых винтовок. На некоторых были надеты бронежилеты. Изобиловали самодельные татуировки, всевозможный камуфляж и множество узких черных футболок. Мало кто в комнате, включая организаторов, казалось, знал, что делать».
 
«После выбора заместителя спикера – голосование за единственного кандидата было единодушным – председатель сообщил, что нужны люди для укомплектования различных департаментов. Молодой человек вышел к аудитории, взял микрофон и сказал, что ему нужна работа. «Я бы хотел заниматься чем-то, связанным с сельским хозяйством», – сказал он. Его предвыборная речь была короткой: «Вы проголосуете за меня? Пожалуйста, поддержите меня». Поднялось несколько рук, видимо, голосующих в его пользу, но кто-то другой забрал микрофон и попросил парня сесть. Другие люди встали, чтобы выступить. Агрессивный мужчина хотел обсудить возможную конституцию. Новый вице-спикер говорил о потребности найти людей для министерства иностранных дел. Когда ситуация стала еще более хаотичной, Пушилин, смотря со сцены на собрание, взял микрофон. «Вы ведете себя, как в детском саду, а не в Верховном Совете! – Сказал он, сверкнув глазами на комнату, которая быстро присмирела. Многие люди опустили головы. – Мне стыдно». Через несколько минут сессия была закрыта. Не было никаких свидетельств материализации надежд молодого человека на работу».
 
Линии разлома
 
«Если украинские города могут выглядеть состоятельными на первый взгляд, многое из этого является экономической видимостью, поддерживаемой отчасти повсеместной правительственной коррупцией, которая обогащает генерацию топ-чиновников и их деловых соратников. Очень часто всего лишь короткая поездка показывает разрушающиеся здания, поржавевшие заводы и советские многоэтажки, являющиеся домами для большинства людей в этой стране», – говорится в другой статье The Associated Press, опубликованной The Washington Post.
 
«Возьмите Донецк. В этом городе с почти миллионом жителей, индустриальном центре, построенном над угольнми шахтами и окруженном маленькими горами шахтных отходов, содержится ряд дорогих ресторанов. Биллборды рекламируют элитное итальянское белье La Perla. Тут есть представительство Porsche. Однако за центром города и немногочисленными благополучными местами находится сеть грязных районов, где жизнь вращается вокруг угольных шахт и заводов. Это места, где потеря работы – ужасающая перспектива. Поговорите с людьми, происходящими из этих мест, и политика будет упоминаться редко. Выживание намного важнее. Шахтеры «хотят возвращаться домой, живыми и здоровыми, – говорит Кришталь (шахтер, герой статьи АР. – «ОстроВ»). – Нам не нужно оружие на улицах».
 
The Washington Post  в своей статье, исследуя явление украинского раскола, отмечает, ко всему прочему, что «самая глубокая пропасть, скорее, не столько географическая, сколько поколенческая: между украинскими молодыми людьми, выросшими как граждане Украины, и пожилыми, на чьих годах становления отпечатались серп и молот Советского Союза, мультиэтничной федерации, где доминировали русский язык и русская культура. Многие среди новых поколений украинцев – большинство из которых, как и их родители, автоматически переключаются с украинского языка на русский – говорят, что дух демократии, прозрачности и гражданского единства мог бы противостоять коррупции, которая опустошала Украину со времен независимости, 1991 года. Опросы показывают, что большинство молодых людей в Украине – четверть населения – 24-х лет и младше – не размывают границ между собой и своим могущественным соседом, даже если спорят о том, как лучше вести себя с Россией, основной экономической артерией для многих на промышленном востоке Украины».
 
«Но многие российские лидеры видят Украину чем-то меньшим, чем полноценная нация. Поколения лучших и ярчайших советских украинцев дорастали до вершин советской иерархии, включая лидеров Никиту Хрущева и Леонида Брежнева. «Киев – мать городов русских. Русский язык, русская религия, православное христианство родились на территории нынешней Украины. Мы не считаем себя иностранцами», – сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью Bloomberg TV в этом месяце. «Мы были одной нацией более трехсот лет, даже до этого, – сказал он. – Славяне принесли туда свою религию больше тысячи лет назад. Совершенно невозможно не иметь психологического, исторического, семейного чувства, если хотите».
 
«Укрепление национальной идентичности происходит медленно, говорит один эксперт. Независимость в Украине, в отличие от Прибалтики, «не была результатом национальной революции с мощной борьбой. Она была всего лишь исторической удачей, и мы ее использовали», – говорит Александр Шульга, исследователь в институте, проводившем (социологическое) исследование. «Только сейчас у нас происходит формирование ядра политической нации, которая начала жить в этой стране, идентифицировать себя украинскими гражданами, понимать, что Украина – отдельная страна и говорить о своем чувстве ответственности за нее», – цитирует украинского социолога американское издание.
 
Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»
 

Читать еще

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий